Мальцев Михаил Трофимович

МАЛЬЦЕВ МИХАИЛ ТРОФИМОВИЧ — николаевский купец 1-й гильдии, старообрядец. Место и г. рождения не известны. По некоторым данным, выходец из белорусских крепостных, получивший свободу и земельный надел в Николаевском у. Самарской губерни за героизм, проявленный в Крымской войне 1853-1856 гг. Подаренной землей он сумел распорядиться так, что за короткое время стал богатым купцом.

Однако эта версия опровергается материалами Гос. архива Самарской обл., в которых утверждается, что уже в 1849 г. М. проживал в Николаевске, имел салотопенный и бойный (для забоя скота) завод у с. Балаково и числился рыльским купцом, выходцем из рыльских мещан.Это подтверждается и сведениями балаковского удельного головы Яблошникова, опубликованными в «Самарских губернских ведомостях» 4 мая 1857 г. В них сообщается о том, что в Балакове есть салотопенный завод (кстати, первое предприятие в селе).

Производство и продажа сала в то время были довольно прибыльным делом. Покупая по дешевке баранов у башкир и калмыков, М. выпускал продукцию, которая в Европе, не имевшей больших пастбищ, а значит, и живого «сырья», пользовалась огромным спросом. Скорее всего, на этом он и сделал капитал, который позволил ему без особых трудностей скупать заволжские земли: к 1861 г. он стал одним из крупнейших землевладельцев Поволжья, имея 116 тыс. десятин (около 127 тыс. га) земли.

Злые языки завистников распускали слухи о том, что Мальцев разбогател еще и потому, что расплачивался с «кочевниками» фальшивыми ассигнациями, которые фабриковал привезенный из Москвы мастер. Якобы однажды это открылось др. здешними купцами, которые тоже вели торговлю со степняками. Фальшивки привезли М., но он откупился взятками и ушел от ответственности.

Отголосок этой легенды прослеживается и в балаковском краеведении: вроде бы когда после национализации большевики в Балакове забрались в мальцевские подвалы, они обнаружили в них скелет, прикованный цепью к стене. Наверное, тот самый фальшивомонетчик, разнесла молва.

Но подобные истории вызывают сомнение. Мальцевы ведь всегда находились на виду. Они строили храмы, оказывали благотворительную помощь малоимущим, просто меценатствовали, не ожидая каких-либо благодарностей. Не очень-то характерно для фальшивомонетчиков.

В Балакове сохранилось родовое имение Мальцевых, первое здание которого (на углу нынешних ул. Ленина и Советская) и построил (скорее всего, в 50-х гг. XIX в.) М. Старообрядец Мальцев оказывал щедрую финансовую помощь своим единоверцам, выделял средства на приобретение домов для устройства раскольничьих молелен, покупку старопечатных книг и икон. В рапорте чиновника по особым поручениям Васильева саратовскому. гражд. губернатору от 6 октября 1849 г. говорится: «Мальцев, как известно Вашему Превосходительству, вся опора раскольников».

Надзор за старообрядческим населением Николаевского у. был возложен на благочинного единоверческих церквей, настоятеля Верхнего Спасо-Преображенского монастыря архимандрита Иоасафа. В донесении благочинного архиепископу Самарскому Евсевию за 1856 г. Мальцев назван главным покровителем «иргизского раскола». В документе говорится: «Пока он жив, расколоучители надеются, что их зловредное влияние на раскольников и на слабых в вере с какою силою продолжается, с такою и продолжаться будет».

Но епархиальные власти не могли помешать покровителю раскола. Не давали результата и обращения к гражд. властям. Не раз в доме М. устраивались обыски, изымались старопечатные книги, иконы старого письма, церковная утварь. В Гос. архиве Самарской обл. имеется несколько архивных дел по ведомству МВД. В них — секретная переписка полицейских чинов Самары, Саратова и Балакова, рапорты уездного исправника губернатору, описи изъятых у него книг, бумаг, икон, протоколы обысков в молельнях, устроенных на средства купца-старообрядца. Вот отрывок из рапорта чиновника по особым поручениям Васильева сарат. гражд. губернатору от 30 сентября 1849 г (орфография сохранена): «Во исполнение предписания Вашего Превосходительства от 25 сего сентября за № 2102-** прибыв с г. Штабе Капитаном Корпуса Жандармов Фон-дер-Паленом в г. Вольск и получив здесь сведения, что купец Мальцев не живет в Балакове и близ его у него нет никако

Рабочие в имении купца М. Мальцева огромный салотопенный и бойный завод при выезде из Балакова, на котором множество рабочих, мы, взяв с собою несколько солдат инвалидной команды, будто бы для поисков в близлежащем лесу и оврагах указанных преступником Гусевым его сообщников, прибыли в с. Терса, где взяли понятых для той же, выдуманной надобности, и таким образом, совершенно секретно для всех, ночью переправились за Волгу. Достигнув завода Мальцева в совершенной тишине, окружили оный солдатами и понятыми и приступили к обыску, последствия котораго изложены в представленном при сем акте.

Беглых попов не оказалось, но найдено 15 человек без письменных видов и 12 с просроченными видами. Тут же взят сам Мальцев. Прикащикего рыльский мещанин Сидоров, раскольник, совратившийся из Православия. Тут же проживают еще двое рыльских мещан раскольников.

После этого, ни мало не мешкал, взяв с собой Мальцева, отправились в Николаевск и на рассвете другого дня, сделали внезапный обыск в его доме и особой усадьбе.

За сим мы на следующий день отправились на дальний хутор Мальцева, за 100 верст от Николаевска» (ГАСО, ф. 3, оп. 138, д. 85, л. 11-12).

А вот и фрагмент протокола обыска в усадьбе М. от 1 октября того же года (орфография сохранена);

«При обыске в доме Мальцева и особой его усадьбе на заднем дворе найден особый флигель, в котором живут удельные крестьянки с. Толстовки Анна Фролова и Федосья Яковлева. В переднем углу — в один ряд 3 иконы, из коих две старинные, написанные по-раскольнически, пред ними висит лампада. Возле этого флигеля пустая землянка, из сеней которой влево особый ход ведет к небольшому погребку. На усадьбе Мальцева на берегу реки Иргиз устроена лазейка, в которую удобно можно человеку спрятаться, а потом выползти вон. В самой ей найден мешок с сухарями, глиняная кадильница, два медных образа и ставенек с ладаном» (ГАСО, ф. 3, on. 138, д. 85, л. 15-18).

Несколько раз полицейские чины пытались возбудить дела по обвинению Мальцева то в «совращении в раскол приказчиков, открытии в домах купцов Решетова и Романовых раскольничьих моленных, укрывательстве беглых попов и совершении ими тайно у раскольников треб», то «в поддержании раскола», но удивительным образом обвинения рассыпались на глазах: допрашиваемые в качестве свидетелей «совращенные в раскол» и просто жители Николаевска и Балакова отрицали все, что пытались поставить в вину неугомонному купцу. А вскоре опечатанные молельни распечатывались или открывались вновь уже в др. домах. Поэтому в ежегодно публикуемых в «Самарских епархиальных ведомостях» отчетах местного комитета Роо. миссионерского общества епархиальным миссионерам оставалось только констатировать, что в Николаевском у раскол процветает благодаря «влиятельному балаковскому богатею Мальцева»

Мальцев, несмотря на свое раскольничество, пользовался большим авторитетом и в светском обществе. Он не раз избирался гласным уездного земского собрания и гласным гор. Думы Николаевска, а 2 октября 1882 г. и губернским гласным.

Он прожил до глубокой старости. В Пугачевском музее краеведения сохранилась фотография, запечатлевшая купца у своего автомобиля. В России эти четырехколесные диковины появились в 90-х гг. XIX в., и то в крупных городах. В провинцию они пришли еще позже. Так что считайте сами.

На правах рекламы:   Самые ожидаемые фильмы 2010 года